Microsoft может попытаться создать свою видеоигровую монополию


4 минуты чтения
Microsoft может попытаться создать свою видеоигровую монополию

Вчера Microsoft объявила о планах по приобретению Activision Blizzard, издателя игр, начиная от серии Call of Duty и заканчивая Candy Crush Saga, за 68,7 млрд долларов, что вызвало много опасений у экспертов.

Microsoft купит Activision Blizzard почти за 70 миллиардов долларов
Компания собирается плотно взяться за метавселенную.

Microsoft заявляет, что этот шаг сделает ее третьей по величине игровой компанией по выручке после Tencent и Sony. Компания, которая уже является гигантом на рынке, получит еще больше рычагов воздействия на то, как создаются и распространяются игры. Это при условии, что регулирующие органы одобрят это — что не гарантируется на фоне нового толчка к тщательному изучению потенциальных технологических монополий.

После разрушительного антимонопольного дела в 1990-х Microsoft в основном избежала недавней антимонопольной критики, направленной на технологические компании, такие как Apple, Meta и Amazon. Но последние несколько лет компания неуклонно наращивала свою мощь в мире игр. В 2021 году она завершила сделку по приобретению ZeniMax Media. Последняя передала ей в собственность дочерние компании, такие как производитель Fallout Bethesda Softworks, в общей сложности 23 собственные игровые студии.

Тем временем Microsoft превратила свой бренд Xbox в игровой сервис, который работает как на консолях, так и на ПК. Недавно компания сообщила, что ее служба подписки Xbox Game Pass выросла до 25 миллионов подписчиков после запуска в 2017 году. С приобретением Activision Blizzard она интегрирует в эту систему крупного издателя игр.

Эта новая рыночная власть может вызвать удивление у Министерства юстиции США и Федеральной торговой комиссии, которым придется одобрить слияние. Хотя ни одно из агентств не прокомментировало недавнее объявление, они взяли на себя обязательство более тщательно изучить консолидацию технологической отрасли — вчера запустили совместный процесс, чтобы начать пересмотр процесса утверждения. Ожидая сопротивления, Microsoft заложила в бюджет расширенный график процесса, планируя завершить его к 2023 финансовому году.

Приобретение Microsoft Activision Blizzard соответствует форме вертикального слияния: две компании, предлагающие взаимодополняющие услуги, объединяют усилия. В данном случае это крупная игровая студия, присоединившаяся к крупному игровому магазину и компании-производителю консолей  (поскольку Microsoft уже владеет несколькими собственными игровыми студиями, существует также уровень горизонтального слияния, когда объединяются непосредственно конкурирующие компании).

Новое поколение антимонопольных активистов в последнее время уделяет особое внимание вертикальным слияниям. В сентябре прошлого года Федеральная Торговая Комиссия (FTC) отозвала рекомендации администрации Трампа, которые, по словам председателя агентства Лины Хан, ошибочно приписывали им полезные эффекты, такие как повышение эффективности, назвав заявления о том, что они обеспечивают потребительские преимущества, «ошибочными».

Слияние индустрии видеоигр может показаться не таким опасным, как что-то вроде растущей розничной монополии Amazon или закрытого магазина мобильных приложений. Но растущая мощь Microsoft в играх может уменьшить ее стремление честно работать со сторонними разработчиками, которые полагаются на такие продукты, как Xbox и Game Pass, чтобы привлечь игроков. Это также может увеличить доминирование Game Pass и повышения цен на подписчиков.

«Все дело в модели подписки Game Pass, — объясняет Мэтт Столлер из American Economic Liberties Project. «Всем, у кого нет другой возможности массового распространения, будет все труднее создавать игры и распространять их».

Столлер считает, что существует прецедент блокирования слияния Microsoft как антиконкурентного. Он цитирует дело «Соединенные Штаты против Paramount Pictures» — знаменательное решение Верховного суда 1948 года, направленное против контроля голливудских студий над распространением фильмов и кинотеатрами, в которых они показывались. Принятый в результате указ о согласии запрещал студиям также владеть кинотеатрами и налагал другие ограничения, такие как прекращение «блочного бронирования», которое вынуждало кинотеатры заранее резервировать список фильмов.

Решение Paramount «создало открытый рынок для творческого контента», — говорит Столлер, это способствовало росту телевидения и освобождению актеров от ограничительных контрактов за счет уменьшения власти студий.

Сегодня Столлер видит в играх консолидацию, подобную Paramount:

«Здесь вы обнаружите, что раньше это был открытый рынок игрового контента, но он все больше замыкается, как в огороженных садах», — говорит он, хотя и признает, что такие компании, как Nintendo, уже давно поддерживают закрытые экосистемы.

Недавний рост стриминга игр, системы, в которой компании могут осуществлять еще больший контроль над распространением и воспроизведением контента, может еще больше консолидировать отрасль.

«Гиганты потоковой передачи игр значительно усложнят выход на рынок независимых производителей игр», — предупреждает Столлер.

И Microsoft является одним из крупнейших игроков в этой области благодаря своей кросс-платформенной службе Xbox Cloud Gaming (ранее xCloud).

Это не обязательно означает, что регулирующие органы или законодатели, которые выразили широкую заинтересованность в ужесточении правил слияний, будут враждебно настроены по отношению к слиянию Microsoft. Приобретение компанией ZeniMax не встретило существенного сопротивления ни в Европе, ни в США, хотя последние тогда еще работали при администрации Трампа, которая придавала меньше значения антимонопольному законодательству.

Член палаты представителей Кен Бак (R-CO), видный республиканский сторонник антимонопольной реформы, вчера написал в Twitter, что получил «обнадеживающие» заверения от Microsoft в том, что сделка не снизит конкуренцию.

«Они предложили сделать акцент на доступе к играм и конкуренции на рынке, а также на индивидуальном игровом опыте», — сказал Бак.

Комментарий Бака касается одного из ключевых разногласий в недавних антимонопольных дебатах: должны ли антимонопольные усилия быть сосредоточены на прямом воздействии на потребителей или на рынок в целом. Как отметил Хан, объединение двух взаимодополняющих услуг не обязательно дает преимущества конечным пользователям.

Но даже если это произойдет, это может иметь волновой эффект, который изменит способ создания игр и сами игры, заставляя разработчиков играть по правилам Microsoft. И в эпоху возобновившихся подозрений в отношении монополий это может вызвать больше тревожных сигналов, чем обычно.

А обычному покупателю остается только ждать. Например, будет интересно наблюдать, как же Miscrosoft решит имеющиеся проблемы в Activision Blizzard. Быть может, что именно со сменой руководства в студии произойдут перемены, и вместе с этим вернется и былая слава компании, когда-то создававшей шедевры игровой индустрии.

Подписывайтесь на T4S.TECH в Telegram, Twitter и во «ВКонтакте», чтобы оставаться в курсе самых интересных новостей из мира технологий и не только.

Вверх

🎉 Вы успешно подписались на новости сайта T4S.TECH!
OK